наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
заметки пристрастного наблюдателя


Партия или Родина?

Около полуночи минувшего воскресенья лидер партии либералов СвДП Линднер (Christian Lindner) неожиданно для всех покинул представительство земли Баден-Вюртемберг в Берлине. Оставшиеся в переговорной комнате команды – христианские-демократы, «Зелёные» и баварские ХСС – на какое-то время замолкли в недоумении. Что случилось с молодым политиком? Ведь к этому моменту практически все требования его партии партнёры по коалиции готовы были удовлетворить?
 


Вероятнее, всего у неопытного политика 38-летнего Кристиана Линднера сдали нервы и лопнуло терпение. К тому времени уже больше четырёх суток с небольшими перерывами шли мучительные финальные часы 4-недельных зондирующих переговоров о «Ямайке» – чёрно-жёлто-зелёной (цвета далёкого острова) коалиции для создания нового правительства Германии во главе с канцлером Меркель. В полночь воскресенья «Ямайка» утонула…

Но, как и в истории многих громких крушений, причиной трагедии был не срыв лидера либералов. «Ямайка» исчезла между своей Сциллой и Харибдой – беженцами и углём. Обе непреодолимые темы выдвинули «Зелёные».

Воссоединение семей с углём

Предшествовавший длинному воскресному субботний раунд переговоров был коротким и бесполезным. Реальных мелких продвижек произошло много, но всё упирается в две темы: бурый уголь и воссоединение семей беженцев.

«Зелёные» требуют закрыть в Германии все ТЭС, работающие на буром угле. И с середины марта разрешить въезд в Германию близким родственникам беженцев.

Про родственников «сирийцев» мы писали много. Но сколько их на самом деле может прибыть в Германию?

Как подсчитали в Institut für Arbeitsmarkt- und Berufsforschung (IAB), до конца текущего года статус беженца с правами приглашения семьи будут иметь 600 000 человек. Но только 400 000 смогут воспользоваться этим правом. 200 000 – холосты или бездетны, или их близкие уже здесь.

Итак, 400 000 надо умножить на?.. Статистика минувших лет говорит, что средний беженец ввозит в страну в среднем одного родственника. Даже если новые азюлянты сохранят старые темпы, то речь идёт не менее чем о 400 000 новых «гостей». Но опыт мне подсказывает, что и холостые наверняка найдут себе невест отнюдь не в Баварии, а бездетные обзаведутся потомством. Значит, эта цифра серьёзно подрастёт. Следовательно, речь идёт ещё о минимум полумиллионе мигрантов-мусульман из Сирии, Афганистана, Эфиопии, Йемена…

До середины марта следующего года для «сирийцев» действует двухлетний запрет на воссоединение семей, введённый правительством в пик нашествия «азюлянтов».

Запрет этот, кстати, не касается тех, кого статусный беженец может обеспечить жильём, медстраховкой и всем остальным. Такое воссоединение гарантировано ему Женевской конвенцией о беженцах.

В обсуждаемом переговорщиками случае речь о т. н. субсидиарных беженцах. Это – новый статус, появившийся исключительно в Германии в 2015 году. Чем он отличается от привычного? Чтоб стать беженцем по Женевской конвенции, человек должен доказать, что именно он и его семья преследуется по политическим, религиозным или другим причинам. Беженцы от войны под «Женеву» не попадают. Для них и был изобретён у нас осенью 2015 новый временный статус: субсидиарный беженец, тот, кто получает subsidiären Schutz.

Таковых в стране сейчас около 600 000. Тех, кому Германия временно предоставляет полный пансион. И, по мнению «Зелёных», должна немедленно распространить его на их близких. Три других партнёра по «Ямайке» требовали продления запрета ещё не менее чем на год.

Парадокс этой дискуссии ещё и в том, что в Центральной Азии сегодня остаются запертыми и невыездными около 500 000 этнических немцев и членов их семей. Многие из них имеют родственников в Германии. Но пустить их в страну никто не требует! Ни одна партия.

Немцы, христиане, труженики реально страдают в Туркмении и соседних странах, но их страдания до немцев-христиан-политиков в Берлине не доходят. Вообще не слышны! А ради семей «сирийцев» политики готовы окунуть свою страну в небывалый политический кризис…

Теперь пару слов о другом камне преткновения, о буром угле. Его энергия сегодня обогревает или освещает почти каждый четвёртый дом в стране. Бурый уголь в прошлом году занимал 23% в энергетике Германии. С ним, кроме прочего, связаны десятки тысяч рабочих мест, особенно в Северном Рейне-Вестфалии.

Всё это должно было, по требованию «Зелёных», умереть для того, чтобы родилась «Ямайка».

Новый Трамп уже стучит в наши двери?

Впервые за 70 лет новейшей истории Германии страна оказалась в таком отчаянном политическом тупике. Об этом в понедельник всем лидерам ведущих партий напомнил в очень жёстком формате президент Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier). Партии, сказал он, обязаны поставить на первое место интересы страны, а не свои партийные интересы.

Больше других он критиковал руководство своей родной партии – социал-демократов.

Лидер красных Мартин Шульц (Martin Schulz) категорически отвергает любую возможность коалиции с христианскими демократами. Эта позиция вызывает ропот в среде высокопоставленных товарищей из СДПГ.

Новые выборы могут принести им новые разочарования. Не исключено, что их рейтинг упадёт ниже 20%, что превратит партию в политсилу второго ряда и оставит христианских демократов единственной крупной партией страны.

После этого Мартину Шульцу наверняка придётся уйти. Так, может быть, есть смысл передумать, пока зовут и пока не поздно?

Президент ФРГ дал однопартийцам шанс сохранить лицо и взять на себя часть ответственности за страну. Но пока никаких положительных сигналов из стана красных не поступило (на момент вечера вторника)

О готовности вновь сесть за стол переговоров сообщают «Зелёные». Либералы из СвДП сигналят о поддержке Меркель в роли канцлера меньшинства, если её кандидатуру предложат Бундестагу.

Возможно, ещё не всё потеряно. Президент Штайнмайер даёт процессу переговоров вторую жизнь.

Вероятно, срыв «Ямайки» – это большой отрезвляющий момент. Наши политики вообще отвыкли от настоящих кризисных ситуаций. То, что они называли кризисами, было просто обычной политической рутиной.

Да и глобально, с точки зрения рядового избирателя, участники переговоров о «Ямайке» далеки от него, как этот далёкий остров от Германии.

Ведь разве нас не пускает в будущее бурый уголь? Разве мы страдаем от дефицита беженцев? Нет, и это скажут миллионы людей!

Нам нужен скоростной интернет в каждый дом (Германия отстаёт от «дигитальных стран» на вечность), нам нужно реальное снижение налогового бремени, мощное строительство доступного и комфортабельного жилья, субсидии молодым семьям, детские сады и ясли, поддержка студентов, инноваций, реформа в медицине, рывок в образовании.

В стране 6 миллионов семей, по данным свежей статистики, не могут свести концы с концами – перегружены долгами. И это не бомжи, а люди из среднего класса, те, на ком держится страна.

Реальная, а не статистическая безработица, включающая всех, кому выплачивают или доплачивают из социальных фондов, – больше 8 миллионов человек…

Проницательные люди понимают: без введения базового обязательного обеспечения и 4-дневной рабочей недели глобальных проблем страны не решить. В своё время 5-дневная рабочая неделя в 60-е и 70-е годы превратила Германию в экономического лидера Европы.

Понятно, что такие реформы не срастаются в один правительственный срок. Но вот обо всём этом надо бы биться в дискуссиях ночами и днями нашим политикам. А не о том, как выгнать из страны эффективный бурый уголь и пригласить ещё полмиллиона получателей пособий…

Такие дискуссии могут родить или не родить новую коалицию. Но однажды они родят Германии нового Трампа.

Прислушайтесь, он уже стучит в нашу дверь куском угля и хохочет над нами под маской сирийской жены.
Арсений Каматозов

№ 47, 2017. Дата публикации: 22.11.2017
 
 
либералов новые партии семей уголь готовы свдп германии берлине германию бурый коалиции ямайке сирийцев зелёные президент новый воссоединение беженцев переговоров
 
 

 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Великолепная статья! Дайте почитать ее д...
Арсений Каматозов! Проснулись?! А помнит...

Имя
 
Сообщение