наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
жизнь сквозь стекол


О воспитании детей

 


Есть сферы, в которых компетентны буквально все: это медицина, политика и воспитание детей. Скажем так, считают себя компетентными. Вспомните, сколько раз вам давали безапелляционные советы о том, как лечить расстройство желудка, например. Если все их выполнить, как раз и загнёшься. А политика? Ну, буквально все знают, что надо сделать, чтобы в стране наступило благоденствие. Ругают Меркель (Merkel) последними словами, а то, что эти ругатели рекомендуют – не дай Бог исполнить, по миру ведь пойдём, и хаос наступит. А уж дети… Ладно, не будем теперь о физических наказаниях, меня это, признаться, просто в бешенство приводит: «Меня отец порол, и я вырос порядочным человеком». Да с чего ты взял, что порядочным? Кто тебе сказал такое? Если ты своих детей истязаешь? Вот дать бы тебе батогов хорошенько и посмотреть на тебя потом. Но ведь можно терроризировать ребёнка, и пальцем его не трогая. Видела тысячу раз. Да и сама хороша была: повышала же голос на сына. Простить себе не могу.

Господи, ведь кажется – это так очевидно: рожая ребёнка, ты берёшь на себя колоссальную ответственность за его будущую жизнь. Каждое твоё слово, каждый жест отзовётся в его будущем. Так об этом надо же всё время помнить, разве нет? Да, тяжело, да, непросто, но это данность, другого выхода нет. Ну, или не рожайте просто. Чем растить как попало. Когда родился мой сын, мне подарили книгу доктора Спока. Это был страшный дефицит, как и вообще любые книги по психологии. Я в неё радостно вцепилась и уверилась, что теперь-то уж выращу ребёнка правильно. Сейчас, конечно, всего не помню, но самое главное тогда для меня было – как себя вести, если маленький ребёнок кричит. Вот он покормлен, помыт, переодет, вроде всё с ним в порядке, а он орёт как резаный. Врач уже его посмотрел, сказал, всё нормально, здоров, а он всё орёт. «По Споку» его надо положить в кроватку и не подходить – пусть, значит, хоть оборётся. Я пробовала. Честное слово. Но у меня сердце разрывалось, и больше пяти минут я не выдерживала. И слава Богу. Брала на руки, и он, как по волшебству, сразу успокаивался. Я тогда не думала ещё, что маленькому может быть просто одиноко, грустно, тоскливо – почему нет? он же крошечный. Просто действовала, повинуясь чистой физиологии. Была права. Теперь-то я это понимаю. А тогда были конфликты с мужем, который уверовал в Спока как в пророка и страшно меня преследовал – мол, поощряю капризы. Какие капризы? Ребёнок только учится жить на свете, кто ему поможет, если не мама? Чтобы кричал в одиночестве и понял, что, если ему плохо, никто не поможет? Вообще, теперь я многое понимаю. Например: всякий раз, когда я в воспитании слушалась своего чувства, я всё делала правильно. Если же шла на поводу у стереотипов – ошибалась неминуемо. «Надо быть строгой», например. Да не надо! Надо любить ребёнка, и чтобы он это каждое мгновение понимал. Чтобы у него был мощный тыл, защита от мира, чтобы чувствовал себя, как за каменной стеной. Я своему сыну этого не обеспечила – в справедливость всё играла. Дура.

Слава Богу ещё, моего ребёнка не надо было хоть учить гуманности – у него это в крови, от природы, при нём нельзя было даже таракана убить. А скольких я видела детей, которые и кошку пнуть могли, и собаку ударить. Тут, наверное, единственный выход – объяснять. Объяснять, что всё живое – хрупко, бесценно и свято. Не покладая рук, объяснять. Я так делала, когда с подростками работала. Помогало. Если всю душу в это объяснение вложить – помогало. Это всё эмпатия. Если у ребёнка нет эмпатии – дело дрянь. Но её можно воспитать, я это много раз видела.

Пока я сама росла, не вдумывалась особенно, как мама меня воспитывала. Ну, это и естественно. Объект воспитания крайне редко осознаёт сам процесс. А зато задним числом многое поняла. Вскользь обронённые фразы иногда ведь больше могут значить, чем долгие нотации. Помнится, у мамы была подруга, которая очень её обидела. Как-то подвела, предала. Я об этом знала. И вот эта подруга вдруг является к нам. Неожиданно. Мама её приняла, как ни в чём не бывало. А когда та ушла, обмолвилась: «Бедная Рита». Я поразилась: почему бедная? Она же тебе навредила, и ты же её жалеешь? «Бедная, потому что совести нет. А что за человек – без совести? Конечно, бедная». Для меня это было целое открытие, такой подход. И я запомнила. Нет, я не умею всех подряд жалеть, как мама, у меня нет такой душевной широты, как у неё, она была редкий человек, но понимание, что отсутствие совести – это несчастье, осталось. И очень мне помогло в жизни. Моя мама – это вообще был уникальный случай. Её безраздельная любовь стала основой моего самоощущения. Это был вот именно мощнейший тыл. Я себя чувствовала защищённой, как в танке. И не сказать, чтобы её любовь была слепа – нет, прекрасно видела все мои недостатки и прямо говорила мне о них. Но я непоколебимо знала, что её любовь никуда не денется, что бы я ни сотворила. Это был оплот. Крепость. Не знаю, не уверена, смогла ли я внушить такую уверенность своему сыну. Но я убеждена, что уверенность в родительской любви – основа воспитания. Без этого ничего хорошего не будет, это точно.

Вот, собственно, и весь секрет хорошего воспитания: любить. И сознавать ответственность. Любя, никогда не поднимешь на ребёнка руку и не повысишь голос. Только надо слушаться именно любви, а не мифов о «благотворной строгости». Себя надо слушаться, своего внутреннего голоса, а не сиюминутного раздражения или усталости. Сказано же: «Дитя – гость в доме, его надо любить и уважать, но не властвовать над ним, ибо оно принадлежит Богу».
Ирина Стекол

№ 45, 2017. Дата публикации: 10.11.2017
 
 
ответственность слава бедная голос капризы богу ребёнка объяснять мама любить воспитания подруга любовь детей совести делала помогало тыл сыну поможет
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение