наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
там и тут


Искусство взаимной вежливости

 


В кафешку на Pariser Straße заваливается парочка. На улице паршивая погода, оба трясут зонтами, капюшонами, осматриваются и забираются в укромное место отогреваться, обсыхать и лакомиться штруделями. Солидного возраста, похоже, муж и жена, милые, спокойные люди. Распивают чай, что-то обсуждают, он ей показывает фотки в телефоне, она цитирует статью о ценах на недвижимость, потом ему звонят, мужчина, не повышая голоса, что-то объясняет по телефону, быстро заканчивает и возвращается к чаю, жене, пирожку и спокойной беседе.

Я бы внимания на них не обратила, если бы не другая парочка, которая незадолго до этого согнала меня с насиженного места в знакомом кафе на соседней улице.

Начиналось всё так же: вбежали с улицы, ноги мокрые, с зонтов капает, с курток стекает. Скандал начался прямо с порога. «Ты что брызгаешь на меня?» – возмутился мужчина так, словно его спутница расстреливала его кетчупом с близкого расстояния. Но не на ту напал. «А чего ты раскорячился на весь проход!» – парировала та и для верности пнула его локтем в бок. Он, было, прицелился вставить ей зонт в ухо, но тут мимо пробежала официантка, и их будто подменили – расцвели фальшивыми сладкими улыбками и потопали устраиваться за соседним от меня столом.

Стоило официантке испариться, как бойня немедленно возобновилась. Народ сидел довольно густо, так что бить друг друга кулаками по мордасам и кричать в лицо они не осмеливались, а перешли на злобный свист и шипение. Минут через пятнадцать я уже ничем своим не могла заниматься. Брань забила весь эфир. В конце концов мне даже стало интересно, кто из этих двоих был виноват в том, что кафель в ванной после ремонта отвалился уже через неделю и едва не зашиб их кота Дятла. Побеждал мужчина, потому что пока дама изощрялась в подборе аргументов, он просто крыл её матом и всё время повторял: «Сама дура, сама дура, сама дура».

Подошла официантка – они опять расцвели, как полевые ромашки. Официантка отчалила, и ромашки завоняли с новой силой. Надо ли говорить, что первая из описанных пар была немецкой, а вторая, увы, «нашей».

Тут сразу целый букет проблем, но я бы тормознула на поведении в общественных местах (хотя никого не надо идеализировать, иногда и среди немцев попадаются настоящие крокодилы). Вопрос о том, почему вторая пара столько лет живёт в откровенной ненависти друг к другу, что даже в кафе в Берлине они не в состоянии расслабиться, и почему они вообще не в состоянии расслабиться и насладиться моментом, слишком масштабен, и у меня нет на него ответа. Но они ненавидят друг друга с такой страстью, что почти не в состоянии сдерживаться на людях. А это серьёзный аргумент. Вокруг полно народ, все отдыхают, ну помолчи ты, уважь соседей, переключись, смени тему! Но нет, только кровь по стенам, только хардкор. Пусть они не рубили топорами друг друга и столы в капусту, это дела не меняло. Когда в метре от тебя люди переходят с тихого шёпота на громкое шипение и с таким воодушевлением скандалят и изощряются в проклятиях, у тебя всё равно скисает молоко и настроение, как будто в тебя плюнули.

Но наших друзей окружающие и их настроения мало волновали. Официантка ещё как-то отвлекала их, но потом они и про неё забыли. То ли им казалось, что они в стакане, то ли думали, что раз другой язык, то ничего и не разобрать, то ли, скорее всего, оба вообще ни о чём таком не думали. И вот это ключевой момент. Пофиг! Мне пофиг, что там и как у окружающих. Моя жизнь, мои проблемы, мой скандал.

Сколько раз я обращала внимание на то, как ведут себя люди в аэроэкспрессе, прилетев на родину. По возвращении как-то особенно заметно этих весёлых парней без комплексов, которые любят поставить прикольный видос погромче и наслаждаться тонким юмором какого-нибудь Гарика на весь вагон и без наушников, или какая-нибудь парочка выходит на связь с родственниками по скайпу, и все попутчики в подробностях узнают о злоключениях поездки, о загнивающей Европе, о болячках тёти Фиры и придурке-соседе с дрелью из Марьино. И даже, если – о чудо – у кого-то будут наушники, это не спасает положения, потому что когда у русских звонит телефон, они начинают так орать в него, словно у них сеанс связи с глухими родственниками на Камчатке.

Картина в целом довольно уныла, потому что нет никакого желания связываться, но и слушать истории про какашки чужих котов как-то тоже страсти не накопилось.

В ресторане Германии один такой милый «мальчик» лет сорока однажды развлекал дам за столом, показывая им «офигеть какие смешные» приколы в айфоне. Естественно, врубив звук на полную катушку. Немцы проявляли полную растерянность перед такими манёврами варвара. Все только таращились и переглядывались, пока одной пенсионерке не надоело слушать русский шансон вперемешку всё с тем же непостижимым её рассудку Гариком, и она потребовала официанта прекратить безобразие и вернуть ей умиротворяющую атмосферу в обществе мужа и штруделя. Надо было видеть беднягу официанта. Они и рад был помочь, но его до смерти пугали шрамы и татухи на кулаках «мальчика» с айфоном. Ситуация так и осталась неразрешённой и несколько посетителей с возмущением покинули ресторан. «Мальчик» их даже не заметил.

Зато в аэроэкспрессе случился скандал. Сразу два таких мальчика слушали каждый своё и, что удивительно, мешали друг другу. Закончилось всё разборкой и полицией. И ведь никому из них и в голову не пришло, что всё могло быть совсем иначе: наушники, тишина и уважение к ближнему.

Но, видимо не всё сразу. Возможно, что-то когда-то изменится и в этих головах. Возможно.
Этери Чаландзия

№ 44, 2017. Дата публикации: 03.11.2017
 
 
наушники мальчика столом парочка официантка скандал другу расслабиться друг состоянии народ мальчик друга дура шипение кафе слушать мужчина люди родственниками
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение