наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
испания
политика


Не в дверь, так в окно

Каталония хочет независимости и, похоже, в этот раз настроена по-серьёзному
 


До референдума в Каталонии остаётся меньше месяца. Как всё пройдёт, не рискнёт предположить ни один аналитик. Власти автономии решительно настроены провести голосование, власти страны не менее активно пытаются сорвать референдум. В регионе начинается период самой активной борьбы за голоса.

Лакомый кусок

Референдум в Каталонии запланирован на первое октября. Вопрос, который вынесен на голосование, звучит так: «Хотите ли вы, чтобы Каталония стала независимым государством с республиканской формой правления?»

Каталония – автономное сообщество на северо-востоке Испании. В последние годы здесь значительно усилились сепаратистские настроения, а 6 октября 2016 года местный парламент одобрил резолюцию о проведении референдума. Это, кстати, будет вторая попытка. Первая сорвалась в 2014 году – тогда из-за противодействия Мадрида вместо референдума в Каталонии провели опрос, не имеющей юридической силы. Тогда 88% высказались за отделение. Теперь власти говорят, что им ничто не помешает.

В Каталонии проживает около 7,5 млн человек, из них 5,5 млн – в столице региона Барселоне. Количество туристов, посещающих автономию ежегодно, – сопоставимо с её населением. Барселона – второй по размеру и значимости после Мадрида город Испании. Экономика Каталонии входит в пятёрку самых крупных и динамично развивающихся экономик королевства.

Потерять такой регион для Мадрида – недопустимая роскошь. По оценкам правительства Каталонии, после референдума под контроль налогового агентства автономии перейдёт ежегодный сбор 2,5 миллиарда евро, которые ныне поступают в государственную казну Испании.

Большинство против, но оно пассивно

Премьер-министр Испании Мариано Рахой (Mariano Rajoy) в начале сентября назвал референдум мошенничеством и абсурдом. По его словам, закон не даёт каталонским властям права на подобное самоуправство.

«Вопрос о всей Испании не может решать только часть Испании, лишая остальных права принимать решение о своей стране», – сказал Рахой.

Премьер пообещал, что испанское правительство будет действовать спокойно, твёрдо и в рамках закона, не пояснив при этом, что он имеет в виду.

Согласно опросам в самой Каталонии около двух третей жителей региона поддерживают референдум, остальные – против или ещё не определились. В целом по стране за референдум выступают лишь 15 процентов, против – 70 процентов. При этом треть испанцев уверены, что власти страны не смогут помешать региону организовать плебисцит.

Что касается исхода референдума – тут всё не так однозначно. Социологи довольно чётко указывают, что большинство каталонцев хотели бы остаться в Испании. В то же время среди тех, кто собирается голосовать, большая часть – за отделение региона. Пассивное большинство не хочет изменений, но за них всё могут решить активисты. По разным оценкам, от 500 тысяч до 1 млн человек в Каталонии готовы выйти на улицы, если потребуется поддержать отделение.

Теракт пошёл на пользу

Возможные столкновения сторонников и противников выхода Каталонии из состава королевства – одна из самых острых тем в публикациях испанской прессы в последнее время. В Каталонии – свои силовики Mossos (такую привилегию в Испании имеют только два региона, второй – Страна басков), во главе которых стоят лояльные идее отделения люди. В автономии также расквартированы испанские «федералы». Как поведёт себя каталонская полиция в случае получения противоречивых приказов из центра и региона – большой вопрос, а вот федеральные силы едва ли ослушаются приказ свыше. Что из этого выйдет – страшно подумать.

Кстати, полиция и её роль в событиях августа 2017 года, когда на центральной улице Барселоны – Ла-Рамбле – грузовик протаранил толпу – также становится разменной монетой в преддверии голосования.

Сепаратистски настроенные политики утверждают, что Mossos отлично отработали ЧП, минимизировав число жертв теракта (погибли 16 человек). Сторонние наблюдатели замечают, что действительно после теракта в городе не было хаоса, и силовики достаточно оперативно вышли на исполнителя (он был ликвидирован спустя несколько дней), предотвратив ещё несколько терактов, однако справедливо задаются вопросом – насколько эффективно было решение не защищать оживленную пешеходную Рамблу бетонными ограждениями. Ведь после Ниццы и Берлина прошло достаточно времени.

Каталонские власти, кстати, без особого энтузиазма восприняли приезд короля и почти всего правительства страны на демонстрацию «Мы не боимся» после теракта. Колонну вышедших на марш разделили на две части. В одной из них в первые ряды поставили национальных героев – пожарных, медиков, полицейских – тех, кто помогал ликвидировать последствия теракта. Во главе другой шли федеральные политики. В результате та местная пресса, которая пожелала не заметить приезд короля и премьера в регион, смогла без труда это сделать, поместив на передовицы фотографии «народной колонны» под каталонскими флагами.

«Туризм убивает»

За трагедией на Рамбле на второй план отошли события июня-июля 2017 года, свидетельствующие о том, что сепаратизм в Каталонии начал принимать нездоровые формы. Например, крайне левая социалистическая организация Endavant в августе опубликовала видео, на котором запечатлено, как её активисты прокалывают шины прокатных велосипедов, замазывают силиконовым клеем замки камер хранения, развешивают листовки с призывами к туристам уезжать домой и словами «Мы вам не рады».

Четверо членов другой организации – Arran – в июле остановили туристический автобус, прокололи ему шины и написали на ветровом стекле «Туризм убивает районы».

Всё это происходило на фоне заявлений мэра Барселоны в поддержку регулирования туристических потоков. Ранее здесь был введён мораторий на строительство и открытие новых отелей в центре города, обсуждается налог на всех прибывающих туристов, включая и тех, кто не ночует в городе. Кроме того, власти Барселоны добились удаления с сайта Airbnb сообщений об аренде практически тысячи нелегальных объектов. Это всё – на фоне того, что в первом полугодии Испания установила очередной рекорд по числу иностранных туристов – 36,4 миллиона человек. Самое популярное направление – Каталония.

Кто кого

Сепаратизм для Испании – тема не новая и больная. Страна, которая десятилетия боролась с леворадикальной баскской организацией сепаратистов ЭТА и пережила крупнейшие в Европе теракты на транспорте в 2004 году (тогда в результате взрывов в электричках Мадрида погибли 191 человек), умеет отвечать на подобные вызовы.

Но и каталонцы почувствовали воздух свободы. Территорий с неопределённым или изменяющимся статусом всё больше – здесь и Brexit, и неразбериха на границе России и Украины, и новый референдум иракских курдов, и разговоры венецианцев о возрождении Республики святого Марка, и общая атмосфера евроскепсиса…

Но, как бы ни развивались события первого октября в Каталонии и каким бы ни был исход референдума, очевидно, что это будет не конец неопределённости, а лишь начало нового этапа.
Кирилл Балберов

№ 36, 2017. Дата публикации: 08.09.2017
 
 
оценкам туристов испании большинство силы октября mossos каталонии каталония отделение мадрида референдум автономии правительства теракта референдума власти барселоны фоне хочет
 
 

 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение