наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Германия
Терроризм


Тюрингский провал

Процесс по делу неонацистской группировки «Национал-социалистическое подполье» (Nationalsozialistischer Untergrund, NSU) продолжается в Мюнхене уже почти четыре года. Серия убийств иностранцев шокировала Германию в прошлом десятилетии, но следствие долгие годы не видело связи между трагическими происшествиями в разных концах страны. До вынесения приговора всё ещё далеко, при этом в деле NSU появляются всё новые подробности: не менее шокирующие, они свидетельствуют о регулярных провалах спецслужб.
 


Специальная комиссия Бун-дес­­тага, созванная ещё в январе 2012 года для организации парламентского кон­троля над расследованием дела «Национал-социалистического подполья», изучает вопрос о вероятной манипуляции доказательствами в стенах тюрингского управления полиции. Конкретно речь идёт о 114 телефонных сообщениях, записи о которых пропали из материалов дела. Криминалисты искали ушедших в подполье правых экстремистов Уве Бёнхардта (Uwe Böhnhardt), Уве Мундлоса (Uwe Mundlos) и Беате Чепе (Beate Zschäpe). Поддержку троице, которая впоследствии получит печальную известность в качестве основателей NSU, оказывал местный неонацист Ян Вернер (Jan Werner). Тюрингской полиции удалось получить доступ к его мобильному телефону, но, как выяснилось только теперь, в собранных тюрингскими следователями материалах нет упоминания о ряде СМС Вернера, которые были перехвачены ещё в 1998 году. Около двух с половиной тысяч коротких сообщений в данных следствия имеются, но 114, отправленных за два дня в августе 1998 года, отсутствуют.

МВД Тюрингии в ответ на запрос комиссии Бундестага сообщило, что СМС пропали. Техническая неисправность системы, ответственной за прослушку, исключается: соответственно, записи исчезли в связи с чьим-то вмешательством. Именно в те августовские дни, которые пропали из протоколов прослушки, Вернер имел контакт с информатором бранденбургского Ведомства по охране конституции. Вопросы о том, что могли знать о планах террористов «Национал-социалистического подполья» спецслужбы или их агенты-информаторы среди правых экстремистов и какое участие они принимали в деятельности NSU, остаются открытыми. Ещё в 2012 году подозрения в провальном невнимании немецких криминалистов к правоэкстремистскому разгулу в стране вынудили уйти в отставку тогдашнего руководителя Федерального ведомства по охране конституции (Bundesamt für Verfassungsschutz, BfV) Хайнца Фромма (Heinz Fromm). Однако получить ясные ответы на многочисленные вопросы о вовлечённости немецких спецслужб в дело NSU ни комиссия Бундестага, ни мюнхенские судьи по-прежнему не могут.

Между тем, наступила полная ясность в наделавшем много шума предположении о возможном участии террориста NSU Уве Бёнхардта в убийстве пропавшей в 2001 году на севере Баварии девятилетней Пегги Кноблох (Peggy Knobloch). Следы ДНК Бёнхардта через 15 лет после исчезновения ребёнка обнаружились рядом с останками девочки в лесу на границе между Баварией и Тюрингией. «РГ/РБ» подробно рассказывала об этом громком деле в прошлом году (см. «Неонацист убивал детей?», № 42/2016, и «Следователи добавили грязи», № 44/2016). Теперь установлено окончательно: правый экстремист не имеет отношения к убийству Пегги. Следы ДНК Уве Бёнхардта занесла на лесную опушку, где были обнаружены останки девочки, сама следственно-оперативная группа – опять же, тюрингская. Одни и те же криминалисты обследовали как лес под Родахербрунном, где нашли останки Пегги, так и жилой автофургон в Айзенахе, в котором Уве Мундлос застрелил Уве Бёнхардта и застрелился сам. В обоих случаях – в июле 2016 года и в ноябре 2011-го – использовались те же технические приспособления. Версия о невольном загрязнении места преступления самими же сыщиками рассматривалась изначально, так как иная, предполагающая, что следы ДНК, найденные на маленьком фрагменте ткани, сохранялись в лесу 15 лет, представлялась ещё более невероятной, чем следственная нечистоплотность. И всё же именно оперативники «загадили» место преступления. Умышленный саботаж исключается, указывает комиссар уголовной полиции Уве Эбнер (Uwe Ebner), возглавляющий специальную комиссию «Пегги», которая ведёт дело пропавшего ребёнка. В нём по-прежнему нет никакой ясности, очевидно лишь, что скандал бросает тень на кропотливую работу, проделанную тюрингскими криминалистами. Потеря важных данных может быть сознательной, перенос следов ДНК – случайный. И то, и другое – реальный провал.




Пётр Левский

№ 11, 2017. Дата публикации: 17.03.2017
 
 
бёнхардта уве подполье неонацист экстремистов спецслужб связи получить деле полиции тюрингскими национал правых nsu вернер пропали следы пегги днк uwe
 
 

Уве Бёнхардт
 

Пегги Кноблох
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение