наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
жизнь сквозь стекол


«Не ходите, дети, в Африку гулять!»

Эмиграция – это всегда серьёзное решение. И как любое решение оно может подлежать пересмотру – в случае необходимости.
 


Ну, мы не будем сейчас рассматривать эмиграцию из полностью тоталитарных стран, куда, хоть из кожи вон вылезь, вернуться невозможно, или уж – прямиком в лагерь. Кстати, по крайней мере, один подобный случай мне известен совершенно достоверно: петербурженка, мучимая ностальгией, в начале 80-х пересекла «в обратную сторону» финскую границу и сдалась пограничникам, отправившим её, натурально, в лагерь. Но она на это шла. Я уже однажды упоминала эту историю, которая научила меня с бóльшим уважением относиться к ностальгии, хотя бы и вчуже. Однако никто не разубедит меня в том, что в подавляющем большинстве случаев русская диаспора демонстрирует ностальгию скорее как модный костюмчик, причём мода эта не увядает аж десятилетиями.

Это ведь такой хороший тон – вспоминать элегически, как великолепно жилось нынешним эмигрантам на Крещатике, на Невском, на улице Горького… в других районах эмигранты, как известно, и не жили никогда. Я, по всей вероятности, должна была бы почувствовать себя законченной плебейкой из занюханного Бабушкинского района. Со мной, правда, подобные трюки не срабатывают, но разбойники же этого не знают. Ну, ладно, это, в конце концов, неважно. А важно то, что в настоящий момент, который длится добрых лет тридцать, ничто не препятствует тому, чтобы человек осознал: с эмиграцией у него что-то не сложилось, и просто-напросто вернулся назад. Ну, и где же? Я хочу сказать, что в моём круге общения ни единого возвращенца так и не обнаружилось. Поныть – это да, за милую душу. Подчеркнуть свою изысканную душевную организацию, в отличие от нетонкой и примитивной Стекол – всегда пожалуйста. А вернуться по-настоящему – вот это уже дудки. И я не сказала бы, чтобы мой круг общения был слишком узок, скорее наоборот. Я, понятно, говорю сейчас не о своём ближнем круге, в нём-то как раз все такие же нетонкие и примитивные, как я, и вполне по-свински довольные нынешним местом жительства – «Ну, тупы-ы-ые!» Говорю не о друзьях и даже не о приятелях, а просто о знакомых – их немало, поверьте. И ни один – ни один! – не вернулся.

Но как я есть человек чрезвычайно добросовестный, позвонила приятельнице, которая, в силу рода занятий, постоянно имеет дело примерно с тремястами эмигрантами. И что же вы думаете? За обозримый период времени вернулся в Россию один-единственный: развёлся с женой и отправился на родину, к сыну – старенький уже, не захотел один доживать. Так где же, я внимательно спрашиваю, где эти толпы жаждущих вернуться, всё сметая на своём пути, к родным пенатам? Почему они нас ещё не затоптали? А между тем все СМИ в России в один голос твердят, что в Европе всё ужасно и эмигранты ломятся на родину. Только то, что я видела: Известия, КП, МК, Газета.ру.

В Газете.ру, кстати, опубликована абсолютно восхитительная статья некоей Анастасии Мироновой. Пафос тот же: в эмиграции ужасно, эмиграция ужасна. Она приводит к утрате социального статуса – объяснил бы мне кто, что это, собственно, такое, – да что там, к потере «Божеского обличия». Любого эмигранта неизбежно и неотвратимо ждёт вечная нищета, убогое существование и слёзы по ночам от тоски по родине. Браки все распадаются, дети обречены стать люмпенами, а родители – вечными изгоями. Общения с аборигенами не будет, в лучшем случае – с деклассированными элементами, потому как сами эмигранты автоматически попадают на дно общества. И там, на дне, бултыхаются в отчаянии всю оставшуюся жизнь, доедая последний хрен без соли… Словом, горячечный бред, иначе и не скажешь.

Послушайте, я всё понимаю: пиар-кампания – это, конечно, дело святое, но надо ведь всё-таки и совесть иметь, ну, хоть какую-то! Ты ври-ври, но знай же меру. Как вам, к примеру, такой пассаж: «Эмигранты если куда и ездят, то только на родину – для остальных поездок у них нет ни денег, ни времени. Выдаётся отпуск раз в год – его проводят в России. Два отпуска в году? Копят на две поездки домой! Им некогда смотреть мир». Как хотите, а это уже за пределами. Это кому некогда смотреть мир? Нашим эмигрантам? Да они давным-давно всю Европу изъездили, а многие и Америку. Даже я, слывущая домоседкой, побывала минимум в полудюжине европейских стран, да не по паре дней, а довольно основательно.

На самом-то деле, всё более или менее ясно: поток эмиграции из России нарастает, измеряясь уже сотнями тысяч, это, естественно, беспокоит власть, вот она и предпринимает попытки воздействовать на мозги соотечественников, упражняясь в наивных попытках запугивания их страшной, жуткой эмиграцией: «В Африке акулы, в Африке гориллы, в Африке большие злые крокодилы». Поскольку пока – пока! – ни выездных виз, ни железного занавеса во всей красе ещё нет, это они воздвигают такой вот виртуальный железный занавес. Чтобы сидели тихо по своим шесткам и в сторону отъезда даже не думали. Ну что ж. Я всегда говорила: эмиграция – история довольно трудоёмкая, и ехать в дальние края нужно только тем, кто не может не ехать. Может, это и неплохо – такой предварительный отбор. Пусть в странствия пускаются только люди с открытыми глазами и с полным осознанием того, что затевают. Не беря во внимание, конечно, всю эту чушь, которой их пытаются запугать, но и не теша себя излишними иллюзиями. Всё ж эти бредовые заклинания лучше, чем полноценный железный занавес, так что пусть уж так. Ну, а кто захочет вернуться – вперёд. Кто ж им доктор, свободные люди в свободном мире. Пусть каждый шагает, как хочет.
Ирина Стекол

№ 11, 2017. Дата публикации: 17.03.2017
 
 
общения люди пересмотру ври ужасно смотреть эмиграция ру эмиграцией эмигранты россии вернулся лагерь эмиграции мир времени круге африке вернуться родину
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение