наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Мир
Терроризм

Чего хотят исламисты

Бойня в Орландо, а через день – убийство полицейского и его жены в Маньянвиле под Парижем, произошедшие через неделю после теракта в тель-авивском «Сароне», – словно специально собранные на коротком временном промежутке подтверждения правила, чтобы сформулировать его смогли для себя даже самые недогадливые и забывчивые. Правило такое: «Не Израиль, само его существование и политика, являются причиной исламского террора. Исламский террор воюет со всем цивилизованным миром. Израиль становится объектом атак исламистов лишь как часть его – самая географически близкая и идеологически ненавистная. Поэтому с Израиля всегда начинается, но никогда не кончается им».
 


Простое решение

Вся история исламского террора в XX, а затем в XXI веке – последовательное и настойчивое доказательство этой очевидной истины. Но цивилизованный мир с той же настойчивостью и страусиным упрямством отказывается её признать.

Захваты пассажирских самолётов, взрывы заминированных автомашин, а затем террористов-самоубийц в общественном транспорте, ресторанах и прочих людным местах – всё это начиналось в Израиле, против израильтян, евреев, а затем распространялось на другие, благополучные страны, от которых вроде бы не требовалось таким кровавым способом возвращать воинственным мусульманам отнятые у них родные земли и святые места.

Сейчас в тренде террор одиночек-инициативников.

Когда это началось в Израиле в сентябре прошлого года, обескуражены были даже видавшие виды и знающие ответы на все вопросы местные спецслужбы. Вся их методика была заточена на работу против террористических организаций. Разведка, прослушка, слежение, агентура, превентивные аресты… В больших, разветвлённых системах всегда можно найти слабое звено, информация просачивается тем или иным способом. Служба общей безопасности ШАБАК гордилась тем, что ей во взаимодействии с другими структурами удавалось предотвратить то ли 98, то ли 99 с цифрами после запятой процентов планируемых терактов.

Здесь вся эта налаженная система не годилась. Невозможно влезть в голову каждому экзальтированному подростку, взбудораженному проповедью в мечети или сидением в сосцсетях фанатику, девушке, по неосторожности утратившей девственность и опасающейся расправы братьев, или безутешной брошенке, которые вдруг решают покончить с этой жизнью героями и отправиться резать евреев.

И пока израильтяне искали ответ на этот новый вызов, обозреватели, политики и просто сочувствующие обездоленным палестинцам доброхоты со всех сторон подсказывали давно известные им решения.

Вот видите, – провозглашали они со всех трибун и на всех форумах, – это уже не террористические армии борются с вами. Это народные массы не в силах больше терпеть вашу оккупацию! Против всенародного лома нет приёма! Отдайте им их землю, уйдите, создайте им государство – иначе от отчаяния они вас сметут!

Где вода, а где поместье?

В конце прошлого года, когда «интифада одиночек» была в самом разгаре, теракты происходили каждый день, а то и по несколько раз в день, во французском МИДе решили, что больше нельзя терпеть создавшуюся ситуацию – надо срочно и кардинально менять.

Чтобы никто не перепутал: речь шла не о ситуации во Франции, где многие города больше напоминают Газу и Триполи, чем Старую Европу, где созданы фактически автономные мусульманские анклавы, куда полиция боится входить, а сотрудники социальных служб навещают своих вечных подопечных только в сопровождении вооружённой охраны (что тоже не гарантирует их безопасности), где тюрьмы переполнены мусульманами и где, кстати, после жутких терактов в столице в ноябре 2015-го вот уже больше полугода действует режим чрезвычайного положения.

Нет, французские власти обеспокоены не этим, а положением в Израиле и Палестине, которая до сих пор не провозглашена независимым государством, – оттого нет мира под оливами, дружбы между живущими бок о бок народами, царит насилие – не то что во Франции, где со своими мусульманами тишь и благодать, если знать места, куда заходить не надо.

Тогдашний министр иностранных дел Лоран Фабиус (Laurent Fabius) выдвинул идею созыва мирной конференции по Ближнему Востоку, на которой следовало решить главный вопрос для этого пылающего региона – как помирить израильтян с палестинцами. А если, как и предполагалось прозорливым министром, строптивый Израиль на это примирение не пойдёт, Франция признает палестинское государство в одностороннем порядке – и будете тогда знать.

Жаль, прозорливости Лорана Фабиуса не хватило для предсказания собственной политической судьбы. Из-за шалостей сына, обвинённого в мошенничестве, ему пришлось внезапно уйти в отставку – и идея осталась без хозяина. Преемник Фабиуса во главе МИДа Жан-Марк Эро (Jean-Marc Ayrault) не сразу взялся за самый животрепещущий для Франции вопрос. Но в конце концов и до вопроса дошло дело.

Даже у западных партнёров, тоже озабоченных проволочками в создании палестинского государства, идея мирной конференции вызывала недоумения: а зачем? а что будем предлагать из того, что ещё не было предложено? Госсекретарь США Джон Керри (John Kerry), сам в своё время налетавший немало часов без сна и заезда домой в попытках примирить непримиримое и добившийся ожидаемого эффекта – нулевого, отмазывался от участия в парижском действе, как школьник от контрольной. Сказал, что ну вот как раз в день конференции, 30 мая, он никак не может – срочные дела, не отменить.

Не на тех напал! Французы – специально ради него – передвинули дату мирного форума на 3 июня. Крыть стало нечем – Керри согласился присутствовать, но не выступать. Увидев такое отношение своего визави отказался от участия в конференции и министр иностранных дел России Сергей Лавров, послал своего зама.

Израиль заявил о своём негативном отношении к созыву парижского форума. По словам премьера Нетаньяху (Benjamin Netanjahu), это не приблизит, а отдалит мирный процесс – позволит палестинцам и дальше отказываться от прямых переговоров, а только в них и можно достичь каких-то результатов. Администрация Махмуда Аббаса (Mahmud Abbas), наоборот, приветствовала французскую инициативу – и предоставила длинный список требований к Израилю, ни один из пунктов которого не был новым.

Эта разность позиций никого не волновала – устроители конференции решили, что ни Израиль, ни Палестинская администрация в ней участвовать не должны: мы тут решим, как вам дальше жить – и вам скажем.

По выражению генерального директора израильского МИДа Дори Гольда (Dore Gold), в Париже под присмотром Сенегала собираются определить, как нам мириться с нашими соседями. Продуктивно.

Но конференция всё-таки состоялась с участием представителей почти трёх десятков стран и ООН, которую представлял сам генеральный секретарь. Всё произошло вовремя и кстати. Над Францией как раз разверзлись хляби небесные. Дожди лились непрерывно, реки вышли из берегов. Говорили: ещё метр – и Париж зальёт весь, как сто лет назад. А так – лишь некоторые места. Закрыли часть городских магистралей, мосты, Лувр и музей Орсе, несколько станций метро, целые районы остались без электричества, лебеди плавали у Нотр-Дам де Пари. Пик наводнения пришёлся на 3 июня, когда и произошла эта конференция по самому животрепещущему для Франции вопросу.

Казалось бы – где вода, а где поместье? Но президент Олланд при открытии конференции объяснил: именно неурегулированность палестино-израильского конфликта приводит к разгулу насилия в регионе и терроризма в мире. Нашёл!

Надо сказать, не он первый высказывает эту свежую мысль. Сразу после терактов в Париже точно об этом заявляла глава МИДа Швеции Маргот Валльстрём (Margot Wallström), несколько других видных западноевропейских левых лидеров.

Конечно, это из-за палестино-израильского конфликта пылает Восток, банды режут друг друга в Ливии, не утихает гражданская война в Сирии, Исламское государство захватывает территории исламских государств – той же Сирии и Ирака, вырезая мусульман и езидов с христианами, а палестинцев в лагерях беженцев в Сирии – само собой.

Особенно близко они продвигаются к решению главного конфликта в Париже и Брюсселе.

Общий знаменатель

Эти мотивы звучат и в Израиле. Не только резонируя высказывания европейских и американских миротворцев, но и по собственному идеологическому разумению.

8 июня произошёл теракт в излюбленном месте отдыха израильтян в Тель-Авиве – торгово-развлекательном центре «Сарона». Два двоюродных брата из палестинской деревни Ятта под Хевроном, известной вообще как гнездо террористов, пришли в кондитерскую сети «Макс Бреннер», известной самым лучшим в Израиле шоколадом. Заказали десерт, и пока исполнялся их сладкий заказ, достали из-под пиджаков оружие и открыли стрельбу по посетителям. Четыре трупа, несколько раненых. Было бы больше, но один из посетителей, военный фельдшер-резервист, огрел одного из стрелков стулом, те опешили и, хотя успели ранить строптивца в живот, свернули стрельбу и побежали – к счастью, недалеко.

Это типичный теракт инициативников. Оба брата (один из них студент-отличник инженерного факультета иорданского университета) отправились убивать евреев по собственному позыву. Умелыми действиями служб безопасности бушевавшая несколько месяцев «интифада одиночек» пошла на спад. Теракт в «Сароне», произошедший, скорее всего, по халатности охраны, – редкий и дальний её отзвук.

Но мэр Тель-Авива Рон Хульдаи (Ron Huldai), в прошлом боевой лётчик, о котором уже все забыли, что он представляет левую партию «Авода», на следующий день после трагедии поспешил назвать причину. Такие теракты не прекратятся, сказал он, пока не будет создано палестинское государство.

Возможно, многие, особенно те, кто не знает, как на самом деле была погашена волна террора инициативников (это заслуживает отдельного рассказа – и весь он будет об оперативных решениях, а не политических), ему поверили тогда.

Но через неделю случился расстрел посетителей гей-клуба в Орландо. Там тоже действовал исламист-инициативник. В первый день его пытались выдать за обыкновенного гомофоба, и Барак Обама (Barack Obama) в обращении к нации по поводу этой трагедии ни разу не употребил словосочетание «исламский террор» (это выражение вообще при нём стало запретным в США). Однако на следующий день выяснилось, что убийца сорока девяти американцев сам был завсегдатаем гей-клубов. Не за что стало прятаться.

А через день теракт такого же исламиста-инициативника в Маньянвиле. Не гомофоб, не полицефоб, но – исламист. И в своих долгих переговорах с полицейским спецназом он наговорил многое, но ни слова про Палестину, к великому сожалению сторонников простых решений.

Так какие же французские, бельгийские, американские земли надо отдать этим нелюдям, чтобы утихомирить их праведный гнев?

Всё это напрочь опровергает распространённую мысль о том, что палестино-израильское противостояние имеет какое-то значение для планов и стремлений исламистов и уступками палестинских территорий их можно унять. Они воюют за весь наш мир, вернее за то, чтобы отнять его у нас. И в Израиле это будет, во Франции, Германии, в Штатах или на Мальдивах – неважно. А пока мы все не осознаем, что это наша общая война, выиграть её не удастся.






Владимир Байдер

№ 25, 2016. Дата публикации: 24.06.2016
 
 
теракт сирии израиль мида палестино терактов одиночек безопасности тель государство террор париже израильтян места евреев франции террора конференции день израиле
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Автора статейки почему-...
Продолжение. Исламский экстремизм, терр...
Статья интересная. Тут тебе и «страх пол...

Имя
 
Сообщение