наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
только у нас


Разделиться или объединиться?

В канун Дня памяти и скорби российских немцев авторитетный историк, один из инициаторов создания Федерального союза немцев из России, д-р Альфред Айсфельд ответил на вопросы обозревателя нашей газеты, писателя Александра Фитца
 


«Наше соперничество

будет конструктивным»

– Альфред, знакомы мы давно, лет 25, и всегда были на «ты», но сегодня наш разговор для прессы, и поэтому, если не возражаешь, давай будем на «вы».

– Согласен. Кстати, когда мы с тобой первый раз увиделись, а было это, если не ошибаюсь, осенью 1987 года в Ташкенте, то какое-то время мы были на «вы».

– Да, верно.

– И о чём будем беседовать?

– Начнём, пожалуй, с Федерального союза немцев из России. Буквально на следующий день после официального объявления о создании этой организации, а произошло это в середине июля нынешнего года, в Сети появились письма, обращения, воззвания обвиняющие создателей Союза во многих грехах. Впрочем, цитировать их не буду. Организация только возникла и нагрешить, думаю, не успела.

– Правильно думаете. Тем более что создавали мы её не для того, чтобы «грешить».

– А для чего? Обозначьте основные задачи.

– Начну с того, что самым крупным и авторитетным объединением российских немцев в Германии было и остаётся Землячество немцев из России (Landsmannschaft der Deutschen aus Russland e. V.). На счету этой организации много славных дел. Достаточно вспомнить, что было время, когда, кроме его членов, никто в мире даже не вспоминал о том, что в местах ссылки, объявленной «вечной», томятся сотни тысяч российских немцев. Это они писали запросы в Федеральное правительство, тормошили Красный Крест, проводили демонстрации у зданий советских представительств в Бонне, Западном Берлине, Кёльне, Гамбурге и Франкфурте-на-Майне… К сожалению, почти никого из них не осталось.

Весом вклад Землячества и в оказание помощи переселенцам из СССР, а позже СНГ в интеграции в германское общество. Однако в последние годы оно, в том числе региональные подразделения, как бы забуксовало.

Произошло это в том числе потому, что в рядах Землячества осталось мало людей, заряженных на движение вперёд, готовых поддержать предложения молодёжи, способных на равных вести диалог с интеллектуалами и политиками из числа местных немцев.

Но самое главное, когда рухнул железный занавес и большая часть российских немцев переехала в ФРГ, оно так и не смогло выработать идею, которая действительно бы объединила земляков. И ещё. Требуя равенства с другими группами населения Германии, российские немцы, на мой взгляд, не могут ожидать некоего привилегированного к себе отношения. Конечно, как пострадавшие в результате войны Германии с СССР наши земляки по закону имеют особый статус, но для успешной интеграции в новое общество этого недостаточно. Они должны быть готовы доказать, что в профессии, в том числе при выдвижении на выборные должности, они полноправные члены общества. Что их знания и квалификация германскому обществу нужны, особенно с учётом демографической проблемы, в которой мы находимся. В то же время ущемление прав немцев-переселенцев недопустимо. Напротив, в интересах общества способствовать всесторонней интеграции новых граждан Германии. В этом мы и видим наши основные задачи.

Кстати, в числе учредителей Федерального союза – члены четырёх партий, представленных в Бундестаге: ХДС, ХСС, СДПГ и «зелёных». Все они – члены Землячества и выходить из него не намерены.

– Слушаю вас и думаю: не станет ли Союз конкурентом Землячеству? А если станет, то на пользу ли подобное соперничество?

– Наша цель – способствовать интеграции, сохраняя своё достоинство. Поэтому наше соперничество, надеюсь, будет носить конструктивный, созидательный характер, то есть будет направлено во благо всей нашей национальной группе.

– А конкретнее можно?

– На протяжении последних лет ряд членов федерального правления, а также активисты земельных организаций приложили немало сил, чтобы реорганизовать работу Землячества. В частности, предлагалось внести изменения в его Устав и сделать возможным вступление в Землячество не только отдельных людей, но и целых организаций. Прежде всего, чтобы собрать под одной крышей как можно больше единомышленников. Об этом мы говорили на семинарах, совещания, публиковали статьи в нашем журнале «Volk auf dem Weg». Более 2/3 делегатов желали обновления Землячества, но, к сожалению, наши оппоненты остались непреклонны. Поэтому мы и создали Федеральный союз, который даёт возможность единомышленникам объединяться. Прежде всего, для решения узловых проблем нашей национальной группы.

– Пользуясь случаем, хочу затронуть вот какую проблему. В Киргизии, Узбекистане, Таджикистане осталось несколько десятков тысяч депортированных туда российских немцев и их детей, внуков, которые не имеют возможности переехать ни в Германию, ни в Россию. Живётся им, кто бы и что ни говорил, тяжко. В том числе потому, что чувствуют себя они забытыми и никому не нужными. Скажите, есть ли надежда, что Федеральный союз озаботится в том числе и их проблемами. Например, поможет Немецкой Евангелическо-лютеранской церкви в Ташкенте установить контакты с евангелическо-лютеранскими приходами Германии. Я состою в переписке с епископом этой церкви Корнелиусом Вибе (Kornelius Wiebe). Это глубоко верующий и мужественный человек. Мужественны и его прихожане, но силы их не беспредельны. Такая же ситуация, если не тяжелее, в Таджикистане, в Киргизии…

– С епископом Вибе мне довелось познакомиться несколько лет тому назад. Помню, он говорил о стремлении установить более тесный контакт с Евангелической церковью Германии. К сожалению, в данный момент я не готов ответить на ваш вопрос, а обещать помощь ради красного словца не буду. Кроме того, мне сложно судить, какая конкретно поддержка им требуется и как её оказать. Как бы то ни было, но эту проблему я пометил в своём блокноте.

«Почему российские немцы такие разные»

– Теперь, господин Айсфельд, давайте поговорим о вашей непосредственной работе, о том, чему вы посвятили большую часть своей жизни.

– Наверное, об истории?

– Правильно. Так вот, в Аугсбурге прошла крупная международная конференция историков, занимающихся российскими немцами. Расскажите о наиболее важных, на ваш взгляд, моментах этой конференции.

– Несколькими фразами о ней не расскажешь. Но чтобы вы имели представление о широте и глубине затронутых вопросов, назову лишь некоторых из её участников. Прежде всего, это, на мой взгляд, лучший знаток истории поволжских немцев XVIII – начала XIX вв., автор многочисленных публикаций на эту тему, доктор исторических наук, профессор Игорь Плеве (Igor Pleve), проф. д-р Нина Беренд (Dr. Nina Berend) из Института немецкого языка в Мангейме, д-р исторических наук, профессор Поволжской академии государственной службы им. П. А. Столыпина в Саратове Ольга Литценбергер (Dr. Olga Litzenberger), германист Виктор Хердт из Гёттингена, Елена Арндт (Elena Arndt), на протяжении многих лет работавшая в Историко-краеведческом музее Саратовской области, д-р Иоганн Виндгольц (Dr. Johann Windholz) из Бад-Вальдзее. Главные вопросы, которые мы рассматривали, можно сформулировать примерно так: «Факторы, влиявшие на развитие идентичности поволжских немцев, и индикаторы, по которым можно судить о том, насколько обосновано говорить о поволжских немцах как особой этнической группе или этносе. Почему поволжские немцы, как, впрочем, и другие немцы из России и СНГ, такие разные». Доклады, прозвучавшие на конференции, планируется выпустить отдельным сборником, который, вне всякого сомнения, будет интересен не только специалистам.

– У значительной части людей сложилось впечатление, что российские немцы и поволжские немцы – это одно и то же. Между тем, немцы Поволжья – только часть, причём не самая большая, нашего этноса. Вы, например, из немцев Причерноморья, я – волынский немец. Это – Украина. Со своими коллегами вы, Альфред, регулярно бываете там, работаете в архивах. Удалось ли обнаружить интересные документы, факты?

– Начну, пожалуй, с того, что найден ответ на вопрос, являвшийся судьбоносным при подаче документов на приём в Германию в 1990-х годы. Многие семьи, получившие германское гражданство во время войны, не могли документально это подтвердить. В Федеральном архиве Германии обнаружить подтверждающих документов не удавалось. Оказалось, что в последние месяцы войны часть этих документов попала в руки Красной армии и НКВД, а те вывезли их в СССР. Там приобщили к фильтрационным или, выражаясь казённым языком «судебно-следственным делам отдельных лиц по принадлежности» и сложили в областные хранилища.

Второй большой блок информации, который мы изучили в архивах Украины – засекреченные документы партийных и советских органов относительно национальной и экономической политики по отношению к немецкому населению. Сборник этих документов готовится к изданию.

Третий, пожалуй, самый трудный для исследователей блок информации касается массовых репрессий против немецкого населения Украины в 1930-е годы. Сейчас наш институт совместно с украинскими и российскими коллегами изучает их.

– Мы, Альфред, беседуем в канун Дня памяти и скорби российских немцев. В чём, как историк, вы усматриваете истоки трагедии, постигшей немецкое население СССР в XX веке?

– Депортация немцев СССР в 1941 г. явилась как бы апофеозом чётко спланированной репрессивной политики советского руководства в отношении всего немецкого населения страны. Ещё в июле 1924 г. ОГПУ СССР циркулярным письмом № 7/37 «По германской разведке и борьбе с ней» потребовал установить тщательное наблюдение не только за различными группами германских подданных, легально проживавших и работавших в СССР, но и за всеми «германскими колонистскими союзами, школами, клубами, благотворительными обществами и пр.», т.е. за всем немецким населением. Задолго до прихода Гитлера к власти в СССР стахановскими методами стали фабриковать и раскрывать «немецкие дела». Ну а после 1933 года, в особенности после помощи, оказанной гражданами Германии голодающим в СССР в 1934 году, любая связь немцев с родственниками за рубежом служила доказательством мнимых «прогерманских намерений» и «антисоветской агитации». Руководящим документом стала директива ЦК ВКП (б) от 5 ноября 1934 г. «О борьбе с контрреволюционными фашистскими элементами в немецких колониях». Результатом этой борьбы стало уничтожение всей и без того немногочисленной немецкой партийной элиты. Затем последовала «немецкая операция» НКВД (приказ НКВД СССР № 00439 от 25 июля 1937 г.), в ходе которой, по оценке российских историков Н. Охотина и А. Рогинского, было осуждено от 69 до 73 тысячи немцев. Из судебно-следственных дел 1937−38 гг. известно, что НКВД голословно инкриминировал немцам СССР коллаборационизм с гитлеровским режимом в случае войны. Это исходившее от Политбюро ЦК ВКП (б) обвинение не имело под собой никаких доказательств.

К слову, первые депортации немцев по этническому признаку были проведены уже в июле 1941 г.: из Карело-Финской ССР в Коми АССР было депортировано 1200 семей. В середине августа 1941 г. депортировали немцев Крыма, часть немцев Днепропетровской и Запорожской областей…

– О депортации немцев написано немало, но в большинстве это касается регионов Поволжья.

– Действительно, депортации немцев СССР изучены в основном фрагментарно. Нет исследований по депортациям с территории Крыма, Кавказа и Украины, из областей европейской части СССР, из столиц союзных республик, из краевых и областных центров. Да и исследование депортированных немцев Поволжья, не охватывает дальнейшей их судьбы. Очень мало известно о повседневной жизни спецпоселенцев, трудармейцев и репатриированных. Отрывочны сведения о специфике быта женщин и детей, в том числе тысяч беспризорных, попавших в чужие семьи или детдома и утративших связь со своими родителями. Вопрос внебрачных детей немок-трудармеек, родившихся в результате изнасилования или вынужденного сожительства с персоналом НКВД, в литературе вообще не затрагивался. Упоминались лишь сами факты вынужденного сожительства, отмеченные в сообщениях самих органов НКВД. К счастью, есть такие исследователи, как Н. Бугай, В. Земсков, В. Бердинских, О. Лейбович, Т. Безденежных, В. Кириллов, Н. Поболь и П. Полян, опубликовавшие немало, но далеко не все документы по депортациям, спецпоселению и отдельным лагерям НКВД. Внимания заслуживают молодые исследовательницы Л. Саганова и Е. Зберовская, защитившие кандидатские диссертации по спецпоселенцам в Бурятии и Красноярском крае.

– Иными словами, забот и дел впереди более чем достаточно.

– Конечно.

– В таком случае не уставать вам!

– Постараюсь.
Александр Фитц

№ 34, 2013. Дата публикации: 23.08.2013
 
 
Наша справка
Д-р Альфред Айсфельд (Dr. Alfred Eisfeld) родился в 1951 г. в пос. Ува (Удмуртия, Россия), куда из Германии были «репатриированы» его родители. До этого германские оккупационные власти в административном порядке переселили их из Днепропетровской области Украины в аннексированную часть Польши – Вартегау.
В 1973 г. переехал в Германию. Окончил философский факультет Мюнхенского университета им Людвига-Максимилиана, где в 1983 г. защитил докторскую диссертацию по теме «Немецкие колонии на Волге в 1917−1919 гг. и Германский рейх». Работал научным сотрудником в мюнхенском Институте Восточной Европы (Osteuropa-Institut München), научным референтом, исполнительным директором научно-исследовательского Института германских и восточноевропейских исследований в Гёттингене (Institut für Deutschland- und Osteuropaforschung des Göttinger Arbeitskreises e. V.). В настоящее время научный сотрудник Института культуры и истории немцев Северо-Восточной Европы (Institut für Kultur und Geschichte der Deutschen in Nordost-Europa e. V.).
Автор ряда книг и нескольких десятков статей по истории и проблемам российских немцев, взаимоотношений Германии и России, Германии и Украины, а также истории немцев Восточной Европы, вышедших на немецком, русском и украинском языках, председатель Научной комиссии по изучению немцев России и СНГ (Гёттинген), заместитель главного редактора энциклопедии «Немцы России» (Москва, 1999−2006), почётный доктор Саратовского государственного технического университета им. Ю. А. Гагарина.
В 80-е годы прошлого века д-р Айсфельд был одним из инициаторов и активных участников протестных акций за право свободного выезда немцев СССР в ФРГ. В 2013 году стал одним из инициаторов создания Федерального союза немцев из России (Bundesverband der Deutschen aus Russland e. V.).
 
 
российских поволжских документов ссср войны немцы установить союза осталось россии часть нашей федерального немцев германии интеграции землячества нквд члены альфред
 
 

Д-р А. Айсфельд в своём рабочем кабинете
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение