наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
связь времён


«В рабочие колонны на всё время войны»

Своеобразный сюрприз к продолжающимся в РФ мероприятиям, посвящённым 250-летию начала массового переселения немцев в Россию, сделал Международный союз немецкой культуры, выпустив сборник научных статей и воспоминаний трудармейцев «…В рабочие колонны на всё время войны», содержащий малоизвестные документы, постановления партийных органов различных уровней и фотографии, в том числе уникальные. Составили сборник московский журналист Ольга Силантьева и д-р исторических наук, профессор, заведующий кафедрой отечественной истории Саратовского госуниверситета Аркадий Герман (Arkadij Hermann), который является также и научным редактором этого издания.
 


Назвав книгу «сюрпризом» я хотел было закавычить это слово, тем более что подарки, как известно, бывают разные, в том числе малоприятные. Ведь тех, кто привык и продолжает рассматривать историю СССР и современной России как бесконечную череду благородных поступков, подвигов и жертв ради счастья других народов и государств, она вряд ли обрадует. Но тем, кому важнее правда, нежели лубочные сказки, сочиняемые для отвлечения людей от проблем нынешних, она, вне всякого сомнения, будет интересна. И конечно, эта работа должна вызвать интерес у российских немцев, недавнему прошлому которых посвящена.

Ну а то, что вышла она в дни празднования 250-летия начала массового переселения наших предков в Российскую империю, скорее совпадение. Как бы то ни было, но прошлый, нынешний год и несколько последующих лет можно тоже ведь отмечать как юбилеи. Но трагичные. Именно в 1942-м, 1943-м и 1945 гг. Верховный Совет СССР, правительство страны приняли череду указов и постановлений, направленных на окончательное превращение советских немцев, главной виной которых являлась национальность, в бесправных рабов.

В 2012 г. исполнилось 70 лет событию, оставившему глубокую, до сих пор кровоточащую рану в судьбе немцев Советского Союза. Речь идёт о начале тотальной мобилизации в трудовую армию, которая наряду с депортацией, введением режима спецпоселения, запретов на свободное передвижение и т.п. коренным образом изменила жизнь подавляющего большинства немцев СССР, положив начало долгим годам их национальной дискриминации. Но именно эти действия советской власти невольно способствовали возникновению новой этнической общности – народа «российских немцев» (подробнее «Откуда взялись „российские немцы“?», «РГ/РБ» № 23, 2013).

Мне могут возразить, что в тот период в СССР были мобилизованы не только немцы, но и люди других национальностей, и что этого требовала ситуация. Да, правильно, но ни для кого мобилизация не была поголовной. Ни у кого в трудармию не отправляли женщин в возрасте от 16 до 45 лет включительно, а их осиротевших детей не размещали «в возрасте до 8-ми лет в соответствующих детучреждениях русских и казахстанских колхозов, увеличив, если потребуется, число мест в них, а детей старше 8-ми лет по семьям колхозников, с согласия последних». И это, уважаемые читатели, не злой навет, не стремление опорочить советскую власть и лично товарища Сталина, а цитата из постановления Совета народных комиссаров от 18 ноября 1942 г., подписанного тогдашним заместителем председателя Совнаркома В. М. Молотовым. Я уже писал, что, несмотря на все старания, так и не смог получить ответа на вопрос: сколько детских жизней и загубленных судеб на совести этих вурдалаков и их пособников? А если проще – сколько тысяч детей было отобрано у родителей-немцев, и как сложилась их дальнейшая судьба? К сожалению, не даёт ответа на этот вопрос и новая книга о трудармии. Но зато она содержит немало других свидетельств злодеяний в отношении российских немцев, но, что не менее важно, их героизма, стойкости и мужества.

Из-под спуда лжи и умолчания

Советская трудармия комплектовалась прежде всего из представителей «провинившихся» народов, то есть граждан, этнически родственных населению воюющих с СССР стран: немцев, финнов, румын, венгров и болгар, хотя в ней были представлены и некоторые другие народы. Однако если немцы оказались в трудармии уже с конца 1941-го – начала 1942 г., то рабочие отряды и колонны из граждан других национальностей стали формировать лишь в конце 1942 г. (на основании постановления ГКО СССР № 2409 сс от 14 октября 1942 г.).

Сам термин «трудовая армия» был заимствован у существовавших в годы Гражданской войны трудовых армий (революционных армий труда). Правда, ни в одном официальном документе военных лет, служебной переписке, отчётах государственных и хозяйственных органов он не встречается. Трудармейцами, как пишет д-р Аркадий Герман, стали называть себя те, кто был мобилизован и призван военкоматами выполнять принудительную трудовую повинность в составе рабочих отрядов и колонн со строгой централизованной армейской структурой, кто проживал на казарменном положении при лагерях НКВД или на предприятиях и стройках других наркоматов в огороженных колючкой и строго охраняемых зонах с воинским (зоновским) внутренним распорядком. Называя себя трудармейцами, эти люди хотели хоть как-то повысить свой социальный статус, приравненный советскими властями к статусу заключённых.

А теперь несколько цитат, которые дают представление и о книге, и о том, что собой являла трудармия.

«Основная масса мобилизованных немцев использовалась на строительстве промышленных объектов и лесоразработках, где они составляли, соответственно, пятую и седьмую часть от общего количества трудового контингента этих отраслей».

«Руководство предприятий требовало, чтобы каждый рабочий трудмобилизованный принимал так называемую новогоднюю клятву товарищу Сталину, в которой трудармейцы брали обязательство увеличивать угледобычу за счёт выходных дней».

«Наиболее высокий процент умерших немцев-трудармейцев зафиксирован в Богословлаге – 11,6%, Ивдельлаге – 11,4%, Усольлаге – 11%, Бакаллаге – 7,9%. В Тагиллаге смертность составила 4,9%, Соликамлаге – 6,4% (за первое полугодие), Тавдинлаге – 4,1%. Средний показатель смертности по всем рассматриваемым лагерям составил 8,9%. Таким образом, в течение только 1942 г. умер каждый 12-й трудмобилизованный немец».

«Показатель побегов немцев из уральских лагерей не превышал 1%. Самый высокий уровень побегов зафиксирован в Бакаллаге – 0,87%, Усольлаге – 0,83%, Ивдельлаге – 0,63%. Была разработана система мер по предотвращению побегов, включавшая в себя создание сети осведомителей, ужесточение режима, запрещение общения с местным населением и вольнонаёмным составом. Несмотря на это, побеги из лагерей не прекращались».

«Приказом по ИТЛ от 21 мая 1943 г. ввели прогрессивно-сдельную оплату труда для трудмобилизованных и вольнонаёмных рабочих с 1 июня 1943 г. Согласно летнему графику, рабочий день трудмобилизованных начинался в 7:30 и заканчивался в 19:00, то есть продолжался 11,5 часа».

«В 1944 г. немцы-трудармейцы оставались одним из наиболее многочисленных контингентов в лагерях НКВД».

«Отсутствие реальных мероприятий по улучшению жизни мобилизованных рабочих связано во многом не только с недостатком жизненно необходимых продуктов питания и вещей, но зачастую с элементарным нежеланием руководителей промышленных предприятий тратить средства и время на рабочих, так как именно НКВД было обязано заботиться о пополнении новых трудовых ресурсов».

«Расчёты, сделанные по данным 15 райвоенкоматов Красноярского края, показали, что под мобилизацию попадали лица многих национальностей. Среди 14 014 призванных в 1942-1943 гг. в трудармию жителей этих районов 67,9% составляли русские, 28,3% – немцы, по 1% – украинцы и татары, по 0,5% – эстонцы и поляки, по 0,2% – белорусы, латыши и литовцы. Но ни у кого мобилизации не были такими тотальными, как у немцев».

«На территории Средней Азии в годы войны сооружалось немало важных для экономики страны и её военного потенциала объектов, где применялся труд немцев-трудармейцев. Поэтому не все среднеазиатские немцы отправлялись за пределы региона, многих оставили на территории республик».

«Трудовая армия в Казахстане была ликвидирована постепенно, в 1946−1948 гг. Данная форма организации принудительного труда граждан СССР немецкой национальности позволяла держать их под жёстким контролем, использовать на самых тяжёлых работах, тратить на их содержание минимум средств».

«Общие потери немецкого национального меньшинства в период 1941−1945 гг. оценить довольно сложно, так как на сегодняшний день исследователи не располагают точными данными о количестве депортированных и мобилизованных в трудармию немцев. Для того чтобы установить точное количество погибших, необходимо сопоставить данные учётной документации ГУЛАГа НКВД в центральных архивах с картотеками, которые хранятся в архивах лагерей (часть из которых является действующими). Однако отсутствие на сегодняшний день доступа к архивам лагерей, где находились трудмобилизованные немцы, затрудняет исследование проблемы, откладывает её решение на неопределённый срок».

В газетной публикации, как бы я ни старался, невозможно пересказать этот уникальный труд (кстати, все статьи опубликованы на двух языках: немецком и русском), поэтому назову лишь основные разделы книги. Итак, «Немецкая трудовая армия как исторический феномен советской экономики 1941−1946 гг. Документы и статистика», «Немецкая трудовая армия: региональное видение – Урал, Западная Сибирь, Восточная Сибирь, Дальний Восток, Казахстан и Средняя Азия, Европейская часть СССР». В числе авторов этого фундаментального исследования: российские историки В. М. Кириллов, Р. А. Бикметов, К. А. Заболоцкая, А. А. Шадт, Л. Н. Славина, Е. Н. Чернолуцкая, О. А. Яковенко, А. А. Герман и узбекский историк Д. М. Иноятова. И ещё эта книга явилась достойным продолжением исследования «„Выселить с треском“. Очевидцы и исследователи о трагедии российских немцев», также вышедшего при содействии Международного союза немецкой культуры (см. «Грусть утрат и зыбкая надежда справедливости». «РГ/РБ», № 52, 2011).




Александр Фитц

№ 26, 2013. Дата публикации: 28.06.2013
 
 
сборник детей немцев войны граждан переселения трудовая немцы ссср армия немецкой герман российских рабочих нквд культуры трудармейцев лагерей постановления день
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение