наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
только у нас


Дмитрий Попов: «В европейских театрах нет места зависти»

Украинского тенора Дмитрия Попова называют одним из ярчайших и перспективных молодых певцов. Он уже пел главные партии на ведущих сценах мирах, а его недавнее выступление в опере «Богема» Пуччини в театре «Ковент-Гарден» транслировалось по всей Европе. С 2009 года Дмитрий постоянно живёт в Штутгарте, хотя что такое «постоянное место жительство» для гастролирующего певца? Постоянные перелёты и гостиницы по всему миру… О Германии, Италии и возможностях для молодого певца сделать карьеру в Европе Дмитрий рассказал в интервью «РГ/РБ».
 


– Дмитрий, ваши родители – музыканты? Как вы начали заниматься пением?

– Честно говоря, о профессиональной карьере певца я в юности не думал. Я родился на Донбассе, в маленьком шахтёрском городке. Родители мои – химики-технологи и к музыке имели отношение весьма отдалённое. Я, правда, учился в музыкальной школе и пел в хоре, но поступать собирался на химическое отделение вуза. В бывшем СССР всегда считалось, что музыкант своим трудом прокормиться не может…

Потом мама случайно узнала, что в Харькове есть институт искусств, и я туда решил сдавать экзамены, в полной убеждённости, что собираюсь учиться в институте культуры. На самом деле это было новое название Харьковской консерватории, но об этом я в изумлении узнал только после поступления.

Я думаю, это было правильное решение и никаких лавров в химии я бы, конечно, не сыскал. Мне очень нравилось учиться, а на третьем курсе я в тайне от нашего педагога устроился на вторые роли в Харьковский оперный театр. Позже перевёлся в Киевскую консерваторию и параллельно прослушивался в Киевском национальном театре. Моим дебютом в Киеве стала роль Ленского в «Евгении Онегине».

Из Киева – в Норвегию

– Как началась ваша международная карьера?

– Случайно. Мои приятели были знакомы с некоторыми агентами за границей, а те, в свою очередь, искали новых молодых теноров, «новую кровь». Я спел вместе с оркестром Киевской оперы, и запись оказалась удачной, меня взяли в Норвегию на роль Альфреда в «Травиату». Этой постановкой в норвежском городе Кристиансанне заинтересовался режиссёр из «Ковент-Гардена» и пригласил меня на прослушивание…

Так что случайность в карьере артиста, конечно, имеет своё место. Но в то же время певец должен фанатично работать над собой, над голосом, критиковать себя, иметь друзей, которые честно подскажут тебе, что следует изменить. Без колоссальной работы над собой далеко не уедешь.

– Я знаю, что в «Ковент-Гардене» вы не остались? Это правда?

– В «Ковент-Гардене» мне предложили молодёжную двухлетнюю стажировку с очень маленькой стипендией. Но в то время я уже исполнял ведущие партии в Киевской опере, в 23 года стал заслуженным артистом Украины, у нас было трио теноров, и мы очень успешно выступали. И я понял, что не готов рисковать необходимым в обмен на призрачные надежды, пусть и в опере «Ковент-Гардена». И я отказался от стажировки в Лондоне…

Чтобы всё-таки попасть на сцену европейских театров, пришлось впоследствии приложить много сил. За свои деньги я ездил на прослушивания, оплачивал перелёты, гостиницы…

– Как происходит отбор певцов в Европе, в той же Германии?

– Агент заявляет: «У меня есть тенор (или сопрано)», договаривается об определённом времени, и артист приезжает на прослушивание, даже не зная, что нужно петь.

Моей большой ошибкой было то, что я хотел продемонстрировать весь спектр своих знаний и возможностей – от лирического героя до драматических ролей. Широта диапазона, которая приводит в восторг музыкантов Москвы и Киева: «Ох, он ещё и это может!», почему-то шокирует профессионалов в Европе. «Вы определитесь, пожалуйста, какой у вас голос», – мне говорили. И я даже стал сомневаться в своих способностях. Конечно, пять лет прослушиваний не прошли даром, у меня было много контрактов. Но если бы мне сразу подсказали, что в Европе нужно петь в одном ключе, то разочарований было бы меньше. Недостаток информации – основная проблема людей из стран бывшего СССР. Они не знают, что их ожидает в Германии или в Италии.

Петь иначе

– Каким образом вы решились переехать в Германию?

– В 2009 году мне предложили контракт в Штутгартском оперном театре. Почему я решил переехать сюда? Я захотел узнать, чем дышит страна, что слушают немцы по радио и вечером в театре, как они отдыхают… И когда я начал работать в Европе, то резко поменял своё мнение о собственном исполнении, взглянул на себя со стороны.

Здесь нельзя петь так, как меня учили в Киеве. В ведущих украинских и российских театрах идёт упор на громкость, диапазон, звучание, и если певец обладает этими качествами, то он уже успешен. В Европе меломаны не любят громкой музыки, здесь больше внимания уделяется стилистике, аранжировке, образу…

Здоровая конкуренция

– Чем отличается украинский театр от немецкого, например? Тоже ведь существует наверняка «террариум единомышленников»?

– Первое, что бросается в глаза в европейских театрах: никто никому не завидует и не ставит палки в колеса. Если человек работает полноценно и профессионально, то к нему и уважение большое. А в театрах бывшего СССР до сих пор есть подводные течения, у каждого режиссёра свои любимчики. В киевской опере, где я работал, на одну роль назначалось семь теноров или семь сопрано: певцы даже не имели возможности показаться дирижёру, у него просто не было времени на всех. И дирижёр выбирал того, кто ему в данный момент понравился больше. Начиналась зависть и взаимные подозрения…

– Что же, в Германии в театрах нет подобных интриг?

– В Европе каждый год ставятся новые спектакли, и это рождает здоровую конкуренцию, люди слушают друг друга. Здесь на три года всё запланировано, какая у тебя будет гримёрка, в какую минуту ты должен выйти на сцену. Иногда отсутствие дублёра даже мешает. За несколько лет работы в Штутгартском театре я не мог ни разу отменить выступление, даже если был болен – не было замены. И это, конечно, налагает высокую ответственность.

Итальянский на базаре

– Вы поёте на многих языках, в том числе на итальянском. А в обычной жизни на каких языках свободно говорите?

– Когда я пою на иностранном языке, то много занимаюсь отработкой произношения. Правда, сейчас уже нет проблем с певческим итальянским. Если нахожусь в Италии, с удовольствием хожу на базар, общаюсь с местными жителями. Я на рынке и стал говорить по-итальянски, ведь кулинария – это моё основное хобби после музыки. Люблю готовить, «творить» новые блюда на кухне, а для этого нужно покупать свежие продукты. Но сначала итальянцы на базаре меня не понимали. Я вроде бы говорил всё правильно, но акцент ставил не в том месте в предложении. И когда я это уловил, то и петь стал лучше, меня, наконец, стали понимать итальянские слушатели, сидящие в зале…

Так что очень советую тем, кто хочет выучить язык, окунуться в местную среду, пойти на рынок, на вокзал, туда, где есть непосредственное общение…

Жизнь в самолётах

– А как дело с немецким обстоит?

– Немецкий язык я, правда, так и не успел выучить, несмотря на работу в Германии. Я больше пою по-итальянски и по-французски, а в Германии нахожусь крайне мало. Сегодня премьера в Штутгарте, а через день сажусь в самолёт и лечу на гастроли в Америку…

Солист, имеющий плотный график, только успевает менять города и квартиры. Моя жена – тоже певица, восходящая звезда в Латвии, так что у нас полноценная артистическая семья – с гастролей на гастроли. Маленькая дочка подрастает, 2,5 года, которой тоже надо уделять внимание. Времени, конечно, ни на что не хватает… Где я живу? В самолёте, в отеле, на съёмных квартирах.

– Что вы ждёте от жизни дальше?

– Пока всё идёт как надо. И если посмотреть на мой «послужной список» партий, он впечатляющий. Но ведь мы всегда отмечаем только самые удачные роли и выступления. Я как-то собрался и написал свою биографию, но с минусами: когда мне отказали в партии, когда я сам заболел и не смог петь… Эти моменты тоже существуют, и певец растёт скорее на отрицательном опыте, чем на положительном: чтобы встать, надо сначала упасть. И если необыкновенно высокая планка задана, то очень сложно работать. Ведь артист – живой человек, и качество его голоса зависит от многих обстоятельств: настроения, самочувствия, обстановки дома…






Ирина Фролова

№ 1, 2014. Дата публикации: 03.01.2014
 
 
работать германии италии театре петь певец молодых ведущих партии театрах дмитрий теноров европе роль опере времени ковент певца выступление штутгарте
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение